Фильм алексея балабанова я тоже хочу

Фильм алексея балабанова я тоже хочу

2012, Россия , IMDb: 6.4

Новый фильм Алексея Балабанова — притча про поиски счастья

По пустынной летней дороге мчится огромный черный джип. В нем — Бандит, его друг Матвей со стариком-отцом, Музыкант и красивая девушка. Они ищут Колокольню счастья, которая, по слухам, находится где-то между Питером и Угличем, рядом с уже давно неработающей атомной станцией. Колокольня забирает людей. Но не всех. Но в темной большой машине каждый верит, что выберут его.

Также в ролях:

Рецензия «Афиши» на фильм

Анна Сотникова

«Я сегодня завалил четверых, потом сходил в церковь, помолился, причастился и в баню пошел. У меня вобла такая классная есть», — рассказывает плохой че­ловек (Мосин) хорошему, с гитарой (Гаркуша). Тот тоже был в церкви, а до этого долго плутал по Васильевскому острову, купил в аптеке пихтовое масло. В телевизоре говорят о конце света, Сергей Шолохов берет интервью у мальчика-пророка (Петр Балабанов), а где-то между Петербургом и Угличем, оказывается, есть аномальная зона, куда все стремятся, но откуда никто не возвращался: там, посреди вечной ядерной зимы, стоит Колокольня счастья — одних она забирает, других отвергает. «Я туда поеду», — скажет Бандит Музыканту. «Я тоже хочу», — ответит тот.

Эти слова скажут и другие: друг бандита (Матвеев), его отец (Горбунов), проститутка (Шитикова), которую они подберут по пути, да кто угодно — все хотят счастья, даже присевший на ступеньку перед Колокольней кинорежиссер, член Европейской киноакадемии. До «Я тоже хочу» Балабанов появлялся в кадре только однажды — в своей короткометражке «Трофим». С тех пор прошло почти двадцать лет, его успели объявить и богом, и монстром, клеймили ксенофобом и русофилом, несколько раз даже хоронили — а ему хоть бы что, он привык среди мертвецов. Каждый из его поздних фильмов называли последним, а что поделать, они действительно выглядят как последние. Этот не исключение.

Балабанов долго не хотел переходить с пленки на цифру, но в «Я тоже хочу» сдался, и у него парадоксальным образом получился первый за долгое время живой фильм. Словно сделав круг, он возвращается к тому, с чего начинал, — абсурдистской, надтреснутой реальности «Замка» и «Счастливых дней», впервые с тех пор позволяя себе быть фантастом. Только теперь он работает с отчаянием самоубийцы — сбрасывая одежду, идет по снегу босиком. Его киноязык лаконично раскладывается на элементы: вечная зима как декорация, предчувствие конца света как обстоятельство, люди как условные единицы — ни имен, ни прошлого. Вот бандитская перестрелка в заброшенной промзоне, вот знаменитый проход камерой, который сменится бесконечным кружением по городу на автомобиле, вот группа «Аукцыон» за кадром. Отказавшись от лишних маневров, Балабанов наконец завел пронзительный разговор о неудобном: о возможности чуда, границах простоты и эгоизма, поиске веры, упирающемся в вопрос, во что именно и как надо верить, в конце концов, духовном пути из ниоткуда куда-то, где, возможно, все по-другому, но черт его разберет. В «Счастливых днях» позабывший собственное имя герой Сухорукова бродил по обледеневшим, пустым петербургским улицам, раздраженно сообщая каждому встречному: «Я хочу найти комнату, чтобы просто там жить!» Примостившийся на заснеженной ступеньке режиссер, член Европейской киноакадемии, по-прежнему глядит на людей и жалеет, и любит, и ненавидит их всех одновремен­но, и ему самому тоже хочется туда, где счастье, только то ли боязно, то ли не берут. А может, просто слишком разные у них дороги.

Лучшие отзывы о фильме «Я тоже хочу»

Не исключено, что Алексей Балабанов вдохновился той пародией, когда снимал «Я тоже хочу». Фильм представляет собой сплошную выставку‑ярмарку стереотипов русского антуража. Во‑первых, все непрерывно пьют водку и не закусывают. Вообще, водка играет в сюжете важную смыслообразующую роль. Фактически весь фильм — о водке. Мне кажется, это один из лучших фильмов про водку; «Особенности национальной охоты» и рядом не валялись.

Кроме водки, в ассортименте широко представлена русская зима с морозами и сугробами (хотя действие происходит летом), русская баня и аутентичная голая баба. На икру и медведей, видимо, не хватило бюджета, поэтому их заменили соответственно воблой и коровами.

Очень много церкви. Почти столько же, сколько водки. Сначала один герой посещает церковь, потом другой рассказывает ему, как он тоже посещал (сразу после того, как убил четырёх человек), потом они в дороге беседуют о судьбах священников, потом та самая голая баба приходит в церковь погреться, потом у ночного костра происходит теологический диспут, и заканчивается всё тоже в интерьерах церкви.

Но самый знаковый момент — когда герои подъезжают к военному посту, охраняющему «мёртвую зону», и бойцы говорят им: мол, патриарх велел всех пропускать. Вот оно как: оказывается, вооружённые силы подчиняются патриарху. Наверное, поэтому у нас всё так, как оно у нас есть.

Наконец, никто из героев фильма не работает, не производит ничего конструктивного. Кругом показана разруха и неустроенность, а бороться с нею некому: один людей убивает, другой водку пьёт, третья — проститутка с философским образованием, четвёртый — старик в маразме… Единственная реальная работа в сюжете состоялась, когда один из героев самоотверженно выкопал могилу.

Я уже писал в рецензии на «Орду», что не одобряю тенденцию современного «интеллектуального кино» показывать Россию и русских через призму говна и разрухи. По‑моему, от таких фильмов становится больше и того, и другого.

В передаче «Большая разница» была пародия на то, как в Голливуде снимали бы кино про русских .

Не исключено, что Алексей Балабанов вдохновился той пародией, когда снимал «Я тоже хочу». Фильм представляет собой сплошную выставку‑ярмарку стереотипов русского антуража. Во‑первых, все непрерывно пьют водку и не закусывают. Вообще, водка играет в сюжете важную смыслообразующую роль. Фактически весь фильм — о водке. Мне кажется, это один из лучших фильмов про водку; «Особенности национальной охоты» и рядом не валялись.

Кроме водки, в ассортименте широко представлена русская зима с морозами и сугробами (хотя действие происходит летом), русская баня и аутентичная голая баба. На икру и медведей, видимо, не хватило бюджета, поэтому их заменили соответственно воблой и коровами.

Очень много церкви. Почти столько же, сколько водки. Сначала один герой посещает церковь, потом другой рассказывает ему, как он тоже посещал (сразу после того, как убил четырёх человек), потом они в дороге беседуют о судьбах священников, потом та самая голая баба приходит в церковь погреться, потом у ночного костра происходит теологический диспут, и заканчивается всё тоже в интерьерах церкви.

Но самый знаковый момент — когда герои подъезжают к военному посту, охраняющему «мёртвую зону», и бойцы говорят им: мол, патриарх велел всех пропускать. Вот оно как: оказывается, вооружённые силы подчиняются патриарху. Наверное, поэтому у нас всё так, как оно у нас есть.

Наконец, никто из героев фильма не работает, не производит ничего конструктивного. Кругом показана разруха и неустроенность, а бороться с нею некому: один людей убивает, другой водку пьёт, третья — проститутка с философским образованием, четвёртый — старик в маразме… Единственная реальная работа в сюжете состоялась, когда один из героев самоотверженно выкопал могилу.

Я уже писал в рецензии на «Орду», что не одобряю тенденцию современного «интеллектуального кино» показывать Россию и русских через призму говна и разрухи. По‑моему, от таких фильмов становится больше и того, и другого.

Никогда не пишу рецензии на "Афише" фильму, которому ставлю три звезды. Такие фильмы я считаю "добротно" сделанными — т.е. не разочарование, и не восторг. И "Брат 1-2" Балабанова, и "Морфий", "Кочегар", "Война"(отступлюсь от принципа — хорош "Война", кстати, на четыре! — не написал), и "Про уродов и людей", и "Груз 200"..Несколько вываливается для меня его "Жмурки" в две звезды. но простительно, пусть на три звезды будет — молчу. (Я — обыкновенный зритель, поэтому имею полное право ставить звёзды на свой лад, как предлагает "Афиша").
Сегодня я посмотрел его "Я тоже хочу". Этот фильм меня не отпускает уже по прошествии пяти часов после просмотра. Вспоминаются "Сны" Куросава (1990) с новеллами на тему "я видел этот сон", выложенные в короткометражки Куросавой в упорядоченном хронологическом порядке. И тема(фабула) "Я тоже хочу", какбы переплетающаяся со "Сталкером" Тарковского, тоже очень условна по похожести действия и надуманна .. Балабанов уложил все "Сны"-новеллы Куросавы во всего лишь 90 мин Путешествия к Счастью..Балабанов лишил своих героев из "Сталкера" Тарковского пресловутой фразы из "Зеркала" того же Тарковского — "Я МОГУ ГОВОРИТЬ!". Балабанов заставил своих героев говорить на том языке, который НЕ придуман, и не написан.. Бесподобно. "Золотой Середины" между "Сталкером" и "Снами" не существует. Тарковского и Куросавы в "Путешествии" Балабанова- НЕ СУЩЕСТВУЕТ. Есть — одинокий и ОДНОБОКИЙ БАЛАБАНОВ. На мой скромный взгляд, это его лучший фильм. Я ставлю крепкие пять звёзд!

Максим Калинов

Почти в каждой рецензии на фильм Балабанова «Я тоже хочу» упоминается «Сталкер» Тарковского. Сам Балабанов сказал о «Сталкере» так: «Гайки там какие-то бросают. Мне этот фильм не нравится» — это и есть самый правдивый ответ тем, кто пытается сравнивать его с Тарковским. Балабанов сделал фильм, который не просто не похож на «Сталкера», а диаметрально противоположно не похож. Во многих интервью Балабанов позирует себя как рубаха-парень, дружит с бандитами и рок музыкантами, не хочет и не собирается уезжать за границу, как например сделал нелюбимый Балабановым Тарковский. «Я тоже хочу» — это «Антисталкер» или другими словами говоря — пародия на «Сталкер». Балабанов заявляет, что вся эта сталкерская философско-эстетская заумь — просто пустая заумь, которая не имеет ничего общего с русской действительностью и русскими людьми. Самый умный разговор в этом фильме — про пирамиды, Нострадамуса и пришельцев, именно то, о чем говорит большинство простых людей. Герои фильма нарочито подобраны из низов: бандит, проститутка, алкоголик, музыкант с сомнительным репертуаром. Их истории — это даже не судьбы, а утрированные ничтожные судьбочки — один завалил кучу народа, другой тупо спился, третий устал от гастролей, четвёртая стала проституткой чтобы вылечить мать. Никаких закрученных историй — всё просто и понятно как в комиксах. И все эти люди тоже хотят счастья, и в своём желании они намного более честные и страстные нежели герои Тарковского, которые сами толком не знают чего хотят, сидят перед комнатой пол-фильма и базарят. Здесь же герои без остановки и лишних слов просто заходят в колокольню. Они не кидают гайки и не шарахаются от шорохов, они идут прямо и смело мимо трупов, понимая, что станут или тоже трупами или уйдут в неизвестность, туда, где будет хорошо.

Читайте также:  Комбинация клавиш разрыв страницы в ворде

Балабанов хочет быть с этими простыми людьми, а не с либераствующей интеллигенцией, которая если и знает горе, то только от ума. Хочет настолько сильно и категорично, что ради этого вошёл в кадр, отрёкся от Европейской киноакадемии и сдох в центре пустынной России со словами «Я тоже хочу». Но простые русские люди не будут смотреть Балабанова, а смотреть будет именно та интеллигенция, которую он мягко говоря недолюбливает и которой всеми своими кадрами говорит: «да идите вы в жопу со своей философией».

Эту картину несколько раз использовал в своих лентах Тарковский, как позаимствовал её и Триер, в упомянутой выше "Меланхолии". А теперь представьте себе, что это прекрасное некогда селение умерло. И прошло много лет. Вот практически в него и приходят наши охотники за Счастьем. Один в один.

Кто-то представляет себе Врата в Рай так, будто там стоит Пётр-Ключник — эдакий старик в тоге и с бородой. Кого-то пускает, кого-то не пускает. Но вот он, стоит — живой и тёплый. С ним можно поговорить. А может и договориться. Ну хоть взглянуть разок. Ну хоть в щёлочку. Ну или может хотя бы спросить, что сделал не так? В какой момент оступился? Ан нет. Никакого разбора полётов. Говорить-то и не с кем. Только с такими же как ты. Но о чем с ними говорить?

Холодные стены заброшенной колокольни твои бессловесные судьи. И вечная зима посредине лета.

В своей душеведческой практике я часто натыкаюсь на то, что главной сложностью у людей является отнюдь не конфликты, сложности в общении, неудачи в личной жизни. Как правило, когда мы доходим до самого главного, во что всё упирается — это вопрос "Чего же я на самом деле хочу?" Именно я, именно хочу, именно по-настоящему. В окружающем нас мире мы "всем всё должны". Человек ещё не родился, а уже кому-то должен. Плюс, потом, на протяжении жизни нам ещё и постоянно указывают, чего и как правильно хотеть. Поэтому с истинным хотением у большинства полная terra incognita. Хотеть мы умеем только то, что приказали, либо так, чтоб как у соседа. Или как в рекламе. Именно поэтому фильм называется "я ТОЖЕ хочу". Ведь крах жизни, показанный в финале, не в том, что меня не взяли, а в том, что меня КАК ДРУГИХ не взяли. Только вот вопрос — а хочу ли я того же самого, только без "тоже"? Нужно ли мне Царство Небесное(или Счастье. Сам Балабанов специально открещивается от религиозной символике, но всё ж понятно.) самому по себе? Не оглядываясь по сторонам.

И вот после этого фильма невольно заглянешь вовнутрь.

Есть ещё один аспект этого "тоже хотения". Правовой. Детская, наивная уверенность, что справедливость — это когда всем поровну. И если даётся Иакову, то должно даться и всякому. Только вот кому пожаловаться, когда вокруг нет никого? Кто должен восстановить status quo? "Я тоже хочу" — это требование и обида одновременно. Разочарование и прозрение, пришедшее, увы, слишком поздно.

Начав свой путь кинематографиста с фильмов полных абсурда("Счастливые дни", "Замок"), Балабанов вновь возвращается к иррациональному, непостижимому умом, логикой. К тому, про что говорили ещё древние схоласты. Credo quia absurdum! Только если в первых фильмах то был абсурд одного отдельного человека, ну пусть даже одного селения, то в последнем виден абсурд даже не человечества.

Только не трактуйте абсурд вслед за Ожеговым, как нелепицу и бессмысленность. Абсурд — это в первую очередь противоречие, конфликт, несогласованность со здравым смыслом, но не его отсутствие. В конце концов, как говорил Камю, абсурд в жизни — это единственная данность.

Балабанов давно стал этаким летописцем русского рока — в обоих смыслах этого слова. Но в данный момент я про музыку. Лентой "Я тоже хочу" Алексей увековечил в кино. Ну а кого ж ещё, если речь об абсурде? "АукцЫон". Живой и как будто не от мира сего Олег Гаркуша в главной роли, и такие же потрясающие песни Леонида Фёдорова за кадром. Две песни в этом фильме я бы выделил как знаковые — "Душа" и "Элегия". Вторая на стихи ОБЭРИУта Александра Введенского, основоположника абсурдизма в русской литературе.

Я уже написал в начале, что "Я тоже хочу" — возможно, самая личная картина Алексея Балабанова. Ходят разные версии о его здоровье с одной стороны и о его творческих планах с другой. Стоит ли воспринимать эту картину как исповедь покажет время. Но мне примечателен тот факт, что за последний год-два многие знаковые режиссёры сняли такие вот личные высказывания. "Ариран" Ким Ки Дука, "Это не фильм" Джафара Панаги как наиболее яркие. "Я тоже хочу", — видимо сказал себе Алексей Октябринович, когда уловил идею. Всё чаще режиссёры сами играют в своих фильмах. А в этих трёх — так самих себя. Знаково, что режиссёр перестал прятаться за сюжетом, за камерой, за картинкой. Кому это всё интересно сейчас, если нет главного — героя дня сегодняшнего, не выдуманного, но настоящего? В наше время неличное высказывание стремительно теряет ценность. Важно не только, что тебе говорят, но и кто. Что за личность? Что стоит за его словами? Какой опыт, какая жизнь, какая правда? Зритель уже меньше верит абстрактному апокалипсису(что в переводе с греческого — откровение). Потому как наелся агитпропа и целлофановой рекламы за 20-ый век. Умный зритель жаждет увидеть откровение реального человека, чтобы соотнести его с реальным собой. Именно с этим, в частности, связано наступание на пятки художественному кинематографу документального. Примечательно и то, что даже в балабановском — художественном — фильме играют непрофессиональные актёры, а сценарий на 80% состоит из реальных людских историй, во многом рассказанными этими же актёрами. Почти вербатим.

Меняется кино-мир. Кто бы мог подумать, что звёзды боевиков и мелодрам, далеко не интеллектуального жанра — Клинт Иствуд, Бэн Аффлек, — сев в режиссёрское кресло, заговорят как личности? Опять же сами и играют в своих фильмах. Мэл Гибсон в своём "Апокалипсисе", хоть и не играет сам, но раскрылся как никто. (apocalypto, греч. — показывать себя)

Литературный круг замыкается. Акакий Акакиевич, как собирательный образ умирает. Возвращается время частных откровений. Фактически, грядёт время новых Евангелистов. Откройте ютюб, там давно каждый сам себе режиссёр и апостол. Да что ютюб — вот он ЖЖ! Помните, как он у вас появился? Я вот про свой помню. Увидел у соседей по общаге и загорелся: "Ух ты! Я тоже хочу"

"Я тоже хочу" — это по-настоящему авторское кино. Не только в том смысле, что снято оно по авторской задумке, а не по заказу гостелерадио, но и в том, что в отрыве от автора не может существовать. Если выдать эту киноленту под чужой фамилей это будет уже совершенно другой фильм. Тем кто не знаком с Балабановым и его творчеством, впитать данную картину будет сложнее. Равно как и иностранцу, начисто лишённому наших культурных ключей. Собственно, в каком-то смысле, "Я тоже хочу" — кино и про этих людей, достаточно лишь заменить в уме колокольню на кинотеатр.

Напоследок думаю, вот что есть эта Колокольня Счастья? Не мерный ли камень судеб?
Поехал бы я к ней, окажись на месте героев?

Скажите, бывает у вас так, что в земной круговерти хочется порою остановиться и спросить кого-то: "Я правильно иду?" (Если вдруг у вас так не бывало, не переживайте, у Поля Гогена однажды случилось так , что хватит и на вас, а может даже и на нас на всех)

Мне вот порой очень хочется кого-то спросить. Только некого. А тут — такой шанс! Да кто ж его упустит? Я тоже хочу!

Я тоже хочу
Жанр фильм-сказка
роуд-муви
притча
Режиссёр Алексей Балабанов
Продюсер Сергей Сельянов
Автор
сценария
Алексей Балабанов
В главных
ролях
Александр Мосин
Олег Гаркуша
Юрий Матвеев
Оператор Александр Симонов
Композитор Леонид Федоров
Кинокомпания СТВ
Длительность 80 мин
Страна Россия
Язык русский
Год 2012
IMDb ID 2456536

«Я то́же хочу́» — российский драматический фильм 2012 года. Последний фильм режиссёра Алексея Балабанова.

Мировая премьера фильма состоялась в программе «Горизонты» 69-го Венецианского кинофестиваля.

Содержание

Сюжет [ править | править код ]

Фильм описывает путешествие пяти человек к мистической Колокольне Счастья, которая, по слухам, находится в некой зоне, где-то между Санкт-Петербургом и Угличем, в которой высокий уровень радиоактивного заражения и местное население в одночасье погибло. Несколько очень разных по своей природе людей — музыкант, бандит, его друг Матвей со стариком-отцом, а также девушка-проститутка едут в это загадочное место, чтобы обрести счастье. Но известно, что Колокольня «принимает» не всех и никто никогда не возвращался из этой зоны [1] [2] .

В ролях [ править | править код ]

Актёр Роль
Александр Мосин бандит бандит
Олег Гаркуша музыкант музыкант
Юрий Матвеев Матвей Матвей
Алиса Шитикова девушка девушка
Виктор Горбунов старик, отец Матвея старик, отец Матвея
Алексей Балабанов режиссёр режиссёр
Пётр Балабанов мальчик мальчик
Авдотья Смирнова ведущая ведущая
Сергей Шолохов ведущий ведущий
Читайте также:  Программа для звонков с компьютера на телефон

Создание [ править | править код ]

Съёмки фильма «Я тоже хочу» начались 25 февраля 2012 года в селе Еськи Бежецкого района Тверской области [3] . В качестве Колокольни Счастья использовалась ветхая колокольня Запогостской церкви (Вологодская область, Шекснинский район), построенной в начале XIX века. По словам Алексея Балабанова, именно «покосившаяся колокольня, которая стоит на острове», подсказала ему идею картины [4] (Через сорок дней после смерти режиссёра, 27 июня 2013 года, строение обрушилось [5] ). Сценарий фильма традиционно написал сам режиссёр, оператором-постановщиком выступил Александр Симонов, работавший на всех поздних проектах Балабанова, начиная с ленты «Груз 200». В главных ролях были задействованы непрофессиональные актёры Юрий Матвеев и Александр Мосин, ранее снимавшиеся в «Кочегаре» и «Морфии», и рок-музыкант Олег Гаркуша из группы «АукцЫон». Кроме того, одного из второстепенных героев — режиссёра, члена Европейской киноакадемии — сыграл, что для него было весьма нетипично, сам Балабанов; с момента, когда он сыграл смерть своего героя, отвергнутого Колокольней Счастья, до реального ухода Алексея Балабанова из жизни прошло меньше года [1] [2] .

Изначально на роль Музыканта был приглашен Вячеслав Бутусов, потом Глеб Самойлов и Сергей Чиграков. В конце концов Балабанов утвердил Леонида Фёдорова, но из-за стечения разных обстоятельств Леонид сниматься не смог, и буквально за несколько дней до съёмок Балабанов пригласил Гаркушу [6] .

Отвечая на вопрос о жанре фильма, продюсер Сергей Сельянов провёл параллели с «Островом» Павла Лунгина, отметив, тем не менее, что их проект совершенно другой: «Это живая история про главное, что есть в человеке, про его потаённое желание счастья для решения своей жизни в каком-то высшем и позитивном ключе. Жанр действительно определить трудно, назвать его мистическим не очень правильно, назвать просто роуд-муви сложно, назвать его притчей — скучно» [7] . Фильм имеет некоторое сюжетное сходство с картиной Андрея Тарковского «Сталкер» (1979) [8] .

Фестивальная и прокатная судьба [ править | править код ]

Фильм «Я тоже хочу» был впервые показан 6 сентября 2012 года на 69-м Венецианском кинофестивале в программе «Горизонты». Российская премьера состоялась 26 сентября 2012 года в рамках Санкт-Петербургского международного кинофестиваля. 12 декабря 2012 года на открытии фестиваля «Зимняя эйфория» в кинотеатре «Ролан» прошла московская премьера фильма, и на следующий день он вышел в российский прокат на 128 копиях. Картина привлекла в кинотеатры около 30 тысяч зрителей, кассовые сборы составили 6,9 млн рублей [9] .

Картина отмечена призом кинопрессы имени Ирины Шиловой на XXI Открытом фестивале кино стран СНГ, Латвии, Литвы и Эстонии «Киношок», наградой за лучший сценарий и призом зрительских симпатий на Международном кинофестивале «Завтра», а также премией за лучшую режиссуру «Золотой Ангел» Санкт-Петербургского международного кинофестиваля.

В 2013 году Алексей Балабанов был номинирован на премию «Ника» как лучший режиссёр.

Средняя оценка:
2012. Россия. 89 минут.
Жанр: драма / комедия / мистика.

Режиссер: Алексей Октябринович Балабанов.
Сценарий: Алексей Балабанов,
Оператор: Александр Симонов,
Композитор: Леонид Фёдоров,
Продюсер: Сергей Сельянов.

В главных ролях: Александр Мосин, Олег Гаркуша, Юрий Матвеев.
В ролях: Алиса Шитикова, Алексей Балабанов, Петр Балабанов, Виктор Горбунов, Авдотья Смирнова, Сергей Шолохов.

Владимир Гордеев: Сталкер лайт. Сталкер нью.

Алексей Балабанов снял великолепный фильм. Как мне кажется, лучший со времен первого "Брата". Его "Я тоже хочу" – очень легкая, одновременно и печальная, и юморная, и "по-брессоновски" минималистичная картина. Конечно, напоминает "Сталкера", вот только без сталкера, и без Тарковского. Это чистой, прозрачной воды Балабанов.

Трое (точнее, пятеро) едут в мистическое место – что-то вроде "Зоны" Андрея Тарковского, куда, в случае Балабанова, "Патриарх велел пускать всех", — об этом сообщают путешественникам менты возле вполне официального полосатого шлагбаума.

Везет "путешественников в иной мир" тривиальный бандит, аватар не только классического балабановского кино, но и всего нового российского времени. А бандиту об этом месте сообщил один православный священник, батюшка (братюшка) – еще один аватар нашего времени, – этот батюшка, как боддхисатва, пренебрег Эдемом, дабы указать путь в рай простым, несчастным, заблудившимся на этой вашей Земле людям. Между этими двумя символами эпохи — батюшкой и братком — несомненно имеется духовная связь, они объединены немножко гнилостным духом нового российского времени.

Никак не отвязаться от сопоставлений со "Сталкером" именно потому, что оба фильма повествуют об одном и том же человеческом стремлении: внести абсолютную ясность в свою жизнь. Место, куда стремятся герои, исполняет желания. В "Сталкере" персонажи надеются, что сбудутся их заветные желания (или, как минимум, они получат точные ответы на свои главные вопросы, после чего их жизнь обретет смысл). В фильме "Я тоже хочу" герои никаких вопросов задавать не намереваются. Они живут в конкретном мире, поэтому волшебная колокольня сразу отправит их на небо, где нет места сомнениям и страданиям. В этом месте они сразу обретут счастье.

Снимая фильм "Тарковский", Сталкер был предельно аккуратен: его герой – блаженный, почти юродивый человек, ведет гостей Зоны с величайшей осторожностью. Он боится, что они попадут в ловушку и погибнут. Конечно, у фильма было множество недоброжелателей. Поэтому христианская символика, которой пронизан фильм, тщательно завуалирована под "сай-фай", да и литературным первоисточником была избрана самая что ни на есть научно-фантастическая повесть братьев Стругацких.

Подобной проблемы перед Балабановым не стояло. Режиссер был свободен в любых начинаниях. Он мог свободно использовать христианскую символику, который официально насыщен нынешний мир.

Результатом этой свободы становится несвобода личная. Главный герой фильма, бандит, которого не приняла колокольня за "людоедство", находит у подножия колокольни Балабанова, сыгравшего в фильме самого себя. Балабанов быстро, жалобно сообщает, что его тоже "не взяли", хотя "он тоже хотел", и что он – кинорежиссер, член Европейской киноакадемии. Он говорит бандиту, давай свожу тебя в церковь по соседству с колокольней, может, там тебя возьмут. Но бандита не принимают и там. Через минуту Балабанов отбрасывает коньки. А потом и бандит, случайно наступив на колено покойника Балабанова (да и что церемониться с мертвецом?), превращается в жмура.

И это отличная шутка! Из фильма Балабанова "Груз 200" большинство российских зрителей сделало диавольский жупел. В новом своем фильме Балабанов смешно обыграл свою собственную роль — роль "сотоны". Он разделил судьбу главного героя со своей судьбой.

Колокольня принимает практически всех. Она не принимает только явных людоедов. Главный герой фильма "Я тоже хочу" — киллер, отправивший на тот свет массу людей, о чем он походя, во время поездки, буднично сообщает своим попутчикам, своим друзьям.

Но ведь именно Балабанов создал этого героя!

А сколько человек Балабанов "убил" в предыдущих фильмах? Можно сбиться со счета. Так что Балабанов — настоящий "людоед". Поэтому его не приняла Колокольня Счастья. Для мистической Колокольни Счастья "слово изреченное" так же важно, как и действие.

Балабанов постоянно ходит по краю. Ирония и в то же время серьезность, осознание правды сплетены в его фильмах в плотный, тесный клубок, пропитанный вязкой смолой.

А самое главное отличие от фильма "Сталкер", пожалуй, заключается в том, что Балабанов не берет на себя смелость быть пастырем. В том числе и поэтому в его фильме нет Сталкера.

Да и кто возьмет на себя смелость быть пастырем?

Хммм, обратимся к хорошо всем известным публичным фигурам.

P.S. Балабанов снял очередной китч. Но на этот раз китч получился неожиданно трогательным. Один из героев фильма, обозначенный в аннотации к кинокартине на сайте CTB как Матвей, отвечает своему другу, бандиту, на реплику "Надо теплых вещей с собой взять":

— Я еще с собой батю возьму.

Они приезжают в какой-то питерский дом, поднимаются на лифте, "Матвей" идет по бесконечному коридору за батей, выводит его. Древний старичок стоит, как такой истуканчик. И нежно, блаженно произносит, глядя на сына-амбала:

(так зовут актера, сыгравшего роль сына-амбала).

P.S.S. Да, и еще о том общем, что есть между "Сталкером" и "Я тоже хочу". Самым впечатляющим эпизодом (для меня) в "Сталкере" был переход из мира "жженного сахара", депрессивной реальности в сказочный, необыкновенный, хотя и чрезвычайно опасный мир Зоны. Этот переход в фильме Тарковского был сделан необыкновенно круто! В фильме Балабанова это тоже сделано классно. Герои попадают из лета в зиму. Здесь тоже никаких спецэффектов. И тоже сделано классно!

P.S.S. Но в фильме есть единственный минус. Музыка. За последние десять лет я не слыхал ни одного саундтрека (в российских фильмах), который захотелось бы скачать и им наслаждаться. Балабанов же, – такое ощущение, что в силу какого-то особого своего принципа фиксировать "реальность как она есть", а потом доводить ее до абсурда, – доводит и этот момент до гротеска, который запоминается на года. Что в "Кочегаре", что здесь закадровая музыка неимоверно заёбывает. В "Кочегаре" – Дидюля, заглушающий все естественные звуки и реплики, здесь – "Аукцыон", раздражающий своим занудством и повелевающий снизить оценку кинокартине на целых пол-балла. Понимаю, что Балабанову это похуй. А мне, зрителю, – обидно.

А. Ботев (и Сладкая N): Балабанов такой Балабанов

0. Законченного мнения об этом фильме у меня не сложилось, а отзыв писать надо, честь обязывает. Поэтому — 5 мыслей, появившихся у нас со Сладкой N. во время просмотра, тезисно.

1. Балабанов, кажется, единственный из российских режиссеров, который знает, что такое саундтрек.

2. В фильме у всех героев собственные имена, прозвища, детали биографии. Этот факт как бы подкрепляет первоначальное впечатление о фильме как о документальном по сути, и много говорит нам о фобиях и чаяниях Балабанова как человека. Самое сильное впечатление от фильма — как сильно озабочен режиссер судьбой своего сына, как он его любит и т.д. Это единственный человек, который обрел счастье, даже не доходя до финальной колокольни, как гвоздь, прибивающей землю к небу (Алекс З. не обидится на меня за то, что я использовал его сравнение, которое здесь уместно).

Читайте также:  Что значит в каком плане

3. Все герои, едва услышав, что существует тема найти счастье, тут же говорят: я тоже хочу, — и бросают все, и начинают его искать. Это можно трактовать на нескольких уровнях. Например, на примитивном уровне — всех так заебала жизнь в сраной Рашке, что они готовы свалить куда угодно, презрев возможность того, что там может оказаться Сомали или Колумбия. Переход границы маркирован изменением температуры — из жары в холод. То есть, понятно, здесь имеет место инверсия — холод означает жаркие страны, потому что не может же жара символизировать Россию-матушку, где вы видели в России жару? Это вообще метафизический переход из Нигерии северной в Нигерию южную, обычную, а вознесение через колокольню — это выход за парадигму Нигерий, в третьей измерение, возвращаясь из аллегорий к риаллайф — ну че, смерть, че. Иного не дано. Ну и на примитивном уровне жизнь в России есть страдание, но и настоящая, южная Нигерия ничем не лучше северной. На более высоком уровне жизнь вообще есть страдание, и выхода нет, вернее, он есть, но только вверх (или вниз), т.е. в смерти — и куда ты попадешь в итоге, зависит не от тебя, а от некоего алгоритма, условно называемого Страшным Судом. Таким образом, стремление всех и каждого к Щастью есть не что иное, как их стремление к смерти (в буддистском духе), и фильм следует признать опасным примерно как секту "Аум Сенрикё", тут налицо пропаганда самоубийства, этот фильм вообще-то противоречит современному российскому законодательству. Пропаганда самоубийства тут тоже минимум на двух уровнях: примитивном — потому что только поехать в эту зону является самоубийством (оттуда не возвращаются) и аллегорическом (даже обретение предлагаемого счастья, как видим, всего лишь аллегория смерти).

4. Я не понимаю, почему все сразу верят, будто есть такое место, где дают счастье. Риск ладно, он понятен. Но почему все верят? Ну, хорошо, давайте рассматривать что-то материальное, какие-то факты, которым можно было бы поверить, а не бездоказательные утверждения. Я вижу кандидатом только материальный эквивалент счастья, т.е. деньги. То есть: если аллегорически, то это история про какое-то место, неисчерпаемый источник денег (или того, что можно конвертировать в деньги), добыча которых при этом связана со смертельным риском. Таких мест можно придумать миллион (остров сокровищ, золотая лихорадка и пр.) И? В чем смысл-то? Думаю, это явная слабость сценария.

5. Несмотря на слабость сценария и тот факт, что фильм снят плохо, кадров красивых нет (таких, как в ранних фильмах Балабанова), актеры говорят ненатурально — все равно тут, по крайней мере, хотя бы есть о чем говорить. Ну, и вообще — хороший фильм. Смотреть его интересно, идея хорошая, снято сразу видно, что наспех, в ажиотаже по поводу конца света 2012-го г., а так-то Балабанов явно мог снять лучше, через несколько дней о фильме думаешь в целом не хуже, чем после просмотра. Если в общем — не понимаю, почему его считают этапным. Балабанов такой Балабанов.

Мор: Рецензия на фильм "Я тоже хочу"

На первый взгляд, фильм Балабанова очень плох — это квинтэссенция русского артхауса. Тридцать минут фильма занимает сет-ап, в котором киллер, Олег Гаркуша и алкаш собираются вместе. Тридцать минут на попойки, баню и проходы по Питеру — это очень долго. После герои долго едут, подсаживая проститутку с филфака по пути. Разговоры происходят пунктирно: едут в молчании, пока один из героев не исторгает из себя короткую бытовую байку в духе "а я всегда пил. влюбился в актрису, она сказала не пить. два месяца держался, потом опять запил. люблю изменять сознание", на которую не следует никакой реакции. Чужаки вместе едут к колокольне, забирающей людей прямиком на небо. Доехав до границы, где лето обращается в зиму, они не едут, а уже идут. Обманутая проститутка, которой сказали, что женщин пускают лишь голыми, отчаянно бежит по снегу, потому что ей тоже хочется счастья. В конце колокольня забирает всех кроме киллера и возникшего ниоткуда Балабанова, толкающего единственную (и оттого сразу пошлую) речь. Балабанов умирает, киллер тоже. Их стылые тела валяются вместе с другими у колокольни. Все. Однако в руках Балабанова нарочитый примитивизм, умело озвученный "Аукционом", в конечном итоге вызывает целый шквал мыслей.

1. Одинокое мужество бытия и его отсутствие.

Тот, кто страшится волн и огня
И ветров, гудящих вдоль звездных дорог,
Будет волей ветра, волн и огня
Стерт без следа, ибо он чужой
Одинокому мужеству бытия.

Покорность, с которой люди идут к полуразвалившейся колокольне, их готовность отдавать себя в жертву ради очередного выдуманного места, который берет людей на небо заживо, словно праведников, отталкивает. Дело не только в том, что нет и речи о Боге, речь только о месте, как будто оно обладает волей. Нет в этом поступке величия, только что-то маленькое и надсадное. Все балабановские герои из этого фильма окончательно далеки от "одинокого мужества бытия", что подчеркивается истерикой "я тоже хочу". Колокольня не место перехода дальше, это скорее концепция избавления от тягот эволюции, выход из игры.

Идея сталкеровского места, выполняющего желания, казалась мне в детстве порочной. Особенно то, как людей ломало, как они готовы были доказывать, что именно их желание — самое заветное. Вмешательство бога из машины, какого-то глобального дара сразу же резко меняет поведение людей. Это как идея вечной жизни заставляет убивать и быть убитым во славу иллюзии. Из-за демонстрации зла Монолита мне понравилась и игра "Сталкер", где мощно сделан финал. В течение всей игры ты стреляешь бандитов, борешься с военными, сталкиваешься с другими такими же одиночками, как и ты. У всех есть свое место, все разделены правилами, зонами влияния. Но в финале в радиоактивной зоне раздается зов — и все вдруг выходят из укрытий и мчатся туда, откуда идет голос. Люди из совершенно разных групп, анархисты и военные, бандиты и сталкеры, — все враги оказываются рядом, отстреливаясь набегу. Всех зовет Монолит. У всех есть желания.
Масштабная и зловещая картина.

"Колокольня счастья" построена по иному принципу. Тут нет конкуренции. Никого не ломает. Ты просто входишь в смертельно опасную зону, а потом тебя забирают или нет. Но неправильность такого бога из машины все равно коробит. Ты не смог себя преодолеть, ты устал и хочешь исчезнуть.

2. Этот город падет

Этот кадр как нельзя лучше передает ощущение, которое создается у тех, кто давно живет в Питере. Ты сидишь на набережной и понимаешь, что все, больше тут ничего не ждет. Бессмысленная река и искусственная красота, дышащая болотом. Питер — гиблое место, его нужно покидать. Солнце показывается все реже, небо серое, нечем дышать, не хочется просыпаться. Когда показывается свет и набережные вытаскивают наружу танцующих с тамтамами девушек, демонстрации и молодых мужчин, ты думаешь, что все не так уж и плохо, ты продолжаешь жить. Но чем дальше, тем хуже. Вскоре тоска так сильна, что на место увещевающего разума приходит инстинкт, который влечет человека покинуть гиблые места. Уехать сейчас же. Уехать куда угодно. Не нужны вещи, ничего не нужно — только прочь.

У Балабанова отлично показано, как герои едут куда-то по надуманному поводу. Им не столько нужна какая-то колокольня — она выбирается как повод свалить отсюда. "Куда тебя подвезти?" — спрашивают девушку в машине. "Куда угодно". Это "куда угодно" подходит ко всем в фильме. Алкаш обитает в собственном мире, где никаких привязок давно нет. Единственный его якорь — это водка. Киллеру скучно. Проститутка иссякла, больше так не может и не хочет. Старичок молчит, он тут в гостях. Они хотят сменить локацию, но не с Москвы на Питер, не с Питера на Новосибирск, а с одной плоскости, где им давно все известно и не прет, на какую-то другую. В данном случае это мистическое место, о котором ничего неизвестно, "счастье". Никто из героев ничего не чувствует кроме ощущений из палитры боли-уныния-тоски-скуки. Желая перемен, проститутка скидывает белье и несется по снегу, не зная куда. Это инстинкт, всеохватная жажда.

3. Покинуть круг перевоплощений.
Людям в России свойственна всеобщая усталость. Ты, вначале остро воспринимающий несправедливость, взятки, жирные морды, неправедные законы, вранье, рабство, блядство и подлость, в конце концов доходишь до какой-то точки насыщения, после которой очередные ужасы "сраной Рашки" перестают всколыхивать душу, а превращаются в надсадный, жгучий фон, переживать и подавлять который стоит трудов. Большинство устает от тяжелой работы и отсутствия радости, другие — от неискренности, одиночества, тяжести навалившегося безумия, третьи — от гнета неопределенности, невозможности обеспечить даже ближайшее будущее, не говоря уже о перспективах на несколько лет. Согбенные люди мало видят и мало проявляют благородства. Они устают и от собственного выживания, заменившего жизнь. Страдает простой человек, заливая пустоту водкой, страдает студент, понимающий, что его оппозиционеры — сраные лжецы, страдает от иерархического подавления и собственной мерзости чиновник.

"Я тоже хочу" Балабанова — это троллинг с участием людей, с ношей не справляющихся. Не видит он никакой возможности бороться, все тонет в болотной жиже, поглощается ей, вонючая дрянь забивает нос и рот. И тогда единственный бросок, который может сделать такой человек, — это собрать последние крохи веры и отправиться искать "колокольню счастья". Но никаких колоколен счастья нет. Все нужно делать самому.

Ссылка на основную публикацию
Умные часы для детей xiaomi mi bunny
Детские смарт-часы Xiaomi, изготовленные из прочного пластика различных оттенков, предназначены для отображения текущего времени и дополнительной информации (например, о пройденной...
Телефон с камерой лучше чем у айфона
В России начинаются продажи смартфонов iPhone XS и iPhone XS Max. Цены в этот раз просто заоблачные — средняя (256...
Телефон с горизонтальной камерой
Сегодня мало кого можно удивить телефоном с двумя основными камерами. А вот сдвоенную фронтальную камеру встретишь далеко не в каждом...
Улучшить качество связи мтс
Усилитель сигнала МТС– специальный прибор, который необходим для того, чтобы предоставлять более сильный сигнал сотовой связи. Невозможно звонить или отправлять...
Adblock detector